Фитогормоны молодости. - новости

Аконит и рак


 

История


Использование аконита для лечения злокачественных новообразований уходит своими корнями в глубокую древность. Как и в предыдущих разделах, авторитетом в данном вопросе может служить тибетский трактат “Чжуд-ши”, датируемый как письменное произведение xii веком, но сформировавшийся в виде устного знания в vii веке. “Аштанга-хридая-самхита”, послужившая основой для формирования лекарственного раздела “Чжуд-ши”, была написаны индийским врачом Вабхатой в vii веке.

Генеалогическое древо “Четырех основ” (“Чжуд-ши”) можно прослеживать еще долго, но это не является целью данной главы. Трактат “Чжуд-ши” многим читателям может быть известен по комментариям “Вандурья-онбо” (“Голубой берилл”), датируемый xvii веком. “Вандурья-онбо” - письменный комментарий к “Чжуд-ши”, созданный Дэсридом Санчжяй-чжамцо (1653-1705).

Столь настойчивое обращение мною к тибетскому трактату объясняется просто: ни один из найденных мной авторитетных источников западной медицинской литературы (“Садик” Валафрида Страбона, “О свойствах трав” Одо из Мена, “Салернский кодекс здоровья” Арнольда из Виллановы) не содержит такой всеобъемлющей и полной информации по акониту, как “Чжуд-ши”.

Борец ядовитый применялся тибетскими врачами при всех видах “скранов” (то есть, опухолей), а также при всех типах хронической патологии (скйа-рбаб, ор, дму, брас и так далее). При переводе клинических терминов “Чжуд-ши”, я часто сталкивался с фразами такого рода:

“Борец разнолистный в сочетании с другими травами приносит облегчение при опухолях желудка, когда вода от легких падает к печени и почкам”. Не правда ли, очень напоминает описание клиники рака желудка с отдаленными метастазами в печень и почки с развитием асцита и задержкой мочевыведения. Таких примеров в “Четырех основах” много.

Аконит и его свойства описываются во многих источниках монголо-тибетской медицины: «Кунсал-нанзод» Данзина Пунцога, «Лхан-табс», «Дзейцхар-мигчжан» Жамбалдорчже.

Два слова стоит сказать о так называемом «спасительном онкологическом рецепте» тибетской медицины «Танкун дуг тан»-«Жгун-корень-6,отвар». Состав:

Жгун - корень 10,0

Пион белоцветковый (корневище) 10,0

Костус прекрасный (корень) 3,3

Аконит Фишера (корень) 16,5

Евгения гвоздичная (бутоны) 3,3

Имбирь (корень) 10,0

Разные авторы, комментируя данный рецепт, допускают ряд неточностей.

 Заблуждение №1: некоторые считают, что «спасительность» рецепта определяется высокими противоопухолевыми свойствами. И, конечно же, заслуга в том аконита. Ничуть не бывало! Во-первых, аконит не обладает прямой цитотоксической активностью. Во-вторых, аконит подвергается «укрощению» дважды. Первый раз при обработке сырья, второй раз при приготовлении рецепта (кипячение около 2 часов). В-третьих, «спасительность» рецепта – в его высоких аналептических свойствах. Это своего рода реанимационное средство, или правильнее, средство интенсивной терапии. Оно «спасает» тяжелых больных любого профиля, не только онкологического, при условии, что у них имеется сердечно-легочная недостаточность.

Заблуждение №2: имбирь и гвоздика добавляются в рецепт для нивелирования токсических свойств аконита. Рецепт составлен на основании весьма специфических воззрений тибетской медицины на фармакологические свойства растений. Это скорее энергетическая характеристика, нежели материально обусловленная фармакология в привычном понимании этого термина. В традиционной китайской фармакологии аконит и имбирь принадлежат одной группе средств лекарств, т.е. «изгоняющих полный холод». Средства повышают ян при остром снижении. Противопоказаны при пустоте инь. Сочетание в одном рецепте аконита и имбиря – весьма устойчивая вещь в ТМ. В частности, в рецепте Сы Ни Тан аконит и имбирь работают вместе с солодкой уральской. В рецепте Инь Чэнь Сы Ни  Тан к известной троице добавляется полынь волосовидная. А в рецепте Чжень Ву Тан кроме аконита и имбиря имеются пория кокосовая, пион молочно-цветковый и атрактилодес крупноголовый.

В китайской медицине применяются, в основном, два вида аконита:

1. Фу цзы (У тоу, Фу пянь, Чуань ву) – Aconitum carmicheli Debx.

2. Цао ву (или Као ву, Чао ву) – Aconitum kusnezoffii Reichb. (Халмурат Упур, Начатой В.Г.) 

В отличие от индусов и тибетцев, Амирдовлат Амасиаци ограничивает применение борца в онкологической практике лишь раком кожи.

В  русской  народной  медицине  борец - одно  из  основных противоопухолевых средств наряду с болиголовом, чистотелом, чагой и другими растениями. Точно определить, с какого же времени борец используется таким образом, не представляется возможным из-за отсутствия письменных источников.

Ранее, я уже обращал внимание читателя на историко-географические особенности применения аконита. Широта показаний и частота использования в лечебной практике достигает максимума в странах Юго-Восточной и Южной Азии, постепенно уменьшаясь по мере продвижения мысленного взора по карте на северо-запад. В связи с этим логично предположить, что применение аконита в русской народной медицине имеет восточные корни. Впрочем, этот вопрос спорный.

Тем не менее, традиции применения борца в России настолько стары и сильны, что это позволило народу эмпирическим путем сформулировать достаточно четкие рекомендации по лекарственным формам, дозировкам, схеме приема и критериям отмены препаратов аконита.

К этим очень важным моментам я вернусь позже. А сейчас хотелось бы рассмотреть еще кое-какие исторические аспекты.

Изучением аконита в качестве потенциального противоопухолевого средства занимался известный врач Старой Венской школы Антон Шторк (1731-1803 гг.), больше известный у нас как исследователь болиголова в том же контексте. Отличительной особенностью практики Шторка является стремление к максимально допустимым дозам.

В xviii-хiх веках и, наверное, вплоть до начала XX века существовала в официальной медицине одна очень интересная пропись, известная под названием “Pilulae carcinomatici” (противораковые пилюли):

Rp.: Sononis medicati 3.0

Ferri jodati 2.0

Ferri bromati 1.0

Gummi amotiaci 4.0

Extracti Conii maculati 1.0

Extracti Aconiti napellus 3.0

M. f. pilulae №120

D.S. Принимать по одной пилюле 3-4 раза в день в течение полугода.

Комментарии.

1. Как видно, настойка борца занимает более пятой части (около 21.4 %) смеси из шести компонентов.

2. Произведем простой расчет. Из 14 грамм смеси готовится 120 пилюль. Следовательно, масса одной пилюли составит около 0.12 грамма (120 мг). Из них на долю аконита приходится 21.4 %, то есть 25.68 мг.

LD50 аконитина при пероральном введении крысе составляет 5,97 мг/кг. Для человека таких данных нет. Однако можно примерно рассчитать эту дозу, ориентируясь на данные токсикологических отделений и эксперименты на животных. Токсические дозы для крысы и человека отличаются примерно в 7-10 раз. То есть можно предположить, что LD50 для человека per os составит около 0,6 мг/кг. Для человека средней массой 70 кг – 42 мг. Токсикологи в клинических наблюдениях за отравленными настойкой аконита сообщают, что в анамнезе фигурирует обычно около 50 мл настойки. Крепкая настойка аконита обычно содержит примерно 0,1% суммы алкалоидов. Таким образом, отравленные, поступающие к токсикологам в больницу, получали дозу что-то около 50 мг в переводе, что называется, на чистый продукт. То есть цифры те же, что и при пересчете с LD50 крысы.

Если наш расчет верен, то одна пилюля содержит половину от LD50. Если принимать три-четыре раза в день как рекомендуется, то пациент за сутки не только выберет летальную дозу, но и превысит ее в 1,5-2 раза.

Воздержимся пока от комментария относительно противораковых свойств этих пилюль.

 

На исходную Медицина Пропись настойки болиголова